?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Москва и Война

Москва... как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!
Эти слова Александра Сергеевича преследовали меня, пока я читала и рассматривала чудесную книгу Москва. Путеводитель по истории города. История города, его улиц и площадей и современная жизнь огромного мегаполиса.






Читая эту книгу, я поняла, почему многие так любят этот город. Москву надо узнать, пройти по её улицам и переулкам вместе со знатоками истории города, рассмотреть и сравнить с современным видом фотографии старых домов, прочитать о людях, которые жили в этих домах и ходили по этим улицам.





Почему-то в Питере у меня получалось почувствовать ход Истории, а Москва пряталась за своей внешней суетой и никак не хотела раскрываться упрямой провинциалке.
И только постепенно, с помощью людей, которые её любят и готовы говорить о своей любви к этому городу, я начала чувствовать и понимать Москву. Только начала. Впереди ещё большой путь. И, как знак, что я двигаюсь в правильном направлении - эта книга.







Невозможно оторваться, пока не пролистаешь и не рассмотришь все страницы.
И узнавание - надо же, я здесь была и не заметила ничего интересного, а оказывается...





И удивление, что, казалось бы, знакомые по книгам, фильмам, фото и неоднократным посещениям места таят в себе десятки историй и сюжетов.

А сколько мест, мимо которых я просто проходила, не останавливаясь, а ведь стоило приглядеться...

Подробнейшее описание всех значимых мест и построек города, памятников и церквей, подробнейшее описание Кремля, каждой из его башен. И всё это с погружением в Историю.











Авторы проделали колоссальный труд, собрав под одной обложкой всё самое интересное о Москве. И книга получилась умная, интересная и, к тому же, красивая.
Большой формат, яркая суперобложка, множество фотографий, карт и чертежей, как старинных, так и современных. Это не путеводитель, хотя, при желании, можно использовать книгу и для этих целей. Это ода любимому городу.

Из недостатков, отметила бы тонковатую бумагу. Напечатанная на плотной белой бумаге, эта книга смотрелась бы ещё лучше. Но тогда и цена уже была бы другая...

Однозначно, рекомендую эту книгу всем, кому интересна наша Столица, её архитектура и её история.
Пожалуй, сейчас это лучшая книга о Москве в своём жанре.



И ещё одна книга, которую я прочитала и рекомендую.
Война Аркадия Бабченко.





Книга о Чеченской войне. О войне России против России, когда Родина заставляет одних своих детей убивать других своих же детей.
В книге нет фотографий. И это правильно. Фотографии здесь не нужны. Фотографии разрушенного до основания Грозного или расстрелянных сёл можно найти в интернете. Но зачем? Читая эту книгу, приходится пропускать через себя тот страх и ту боль, через которые прошли 18-19 летние мальчишки, которых отправили умирать и убивать.







Сам Аркадий Бабченко говорит об этой книге: "Это не литература. Не творчество. Это – реабилитация."

Первое, что увидели ожидающие отправления в Чечню пацаны - трупы в блестящих мешках и раненых. Тяжёлых старались по возможности отправить вертолётом, остальные ждали транспорт.
"Под тополем пьют водку легкораненые. Водку они выменивают в кочегарке, пытаясь залить алкоголем страх, который пережили там, за хребтом. У них безумные глаза и почерневшие лица. Час назад в них стреляли и убивали, а теперь они пьют водку и могут не пригибаться. До них это пока не доходит. Они кричат, и плачут, и глушат водку ведрами. Смотреть на них невыносимо."





Война для этих 18-летних пацанов, начинается не там, где стреляют, а там, где бьют. В части, куда их привезли, "деды" бьют и издеваются над новичками непрерывно. Командиры знают, но сделать ничего не могут. И мальчишки хотят побыстрее уехать туда, где стреляют, но не бьют.

"– Товарищ прапорщик, а когда вы нас в Чечню отправите? – пристает Тренчик к старшине.

– Успеешь еще.

– Ну пожалуйста, товарищ прапорщик, – умоляет Жих.

Несмотря на все те ужасы, которые мы каждый день видим на взлетке, мы все как один хотим уехать в Чечню. Нам уже плевать. Лишь бы подальше от разведчиков. Все равно войны не избежать никому, раньше или позже – какая разница? В возможность собственной смерти по-настоящему не верит никто."






А ещё, мозги не отключить, и парни задумываются о том, почему они здесь, кому нужна эта война.

"– Что-то я не пойму: чеченцы, они граждане России или враги России? Если они враги – то их надо попросту всех убить и не церемониться. А если они граждане – то как же с ними воевать?

Он снова обводит нас победным взглядом. Ему никто не возражает. Собственно говоря, эти разговоры типичны для армии. Никто: от командира полка до простого солдата – не понимает, зачем он здесь. Никто не видит смысла в этой войне, а видит лишь одно – вся она продана от начала до конца. Эта война ведется бездарно с самого начала, и за ошибки генштаба, министра, верховного главнокомандующего (или кого там еще?) приходится расплачиваться солдатскими жизнями. Во имя чего эти смерти? «Восстановление конституционного строя», «контр террористическая операция» – всего лишь ничего не значащие слова, призванные оправдать убийство тысяч людей.

– Зюзик, ты готов убивать детей за Конституцию своей Родины?

– Пошел ты, – огрызается тот.

– Если война все равно не заканчивается, зачем же тогда воевать? Зачем убивать для того, чтобы дальше убивать еще больше? Кто мне это объяснит?

– Аминь, – произносит Тренчик.

– Никто тебе этого не объяснит, – говорит Осипову Витька. – «Зачем, почему»… Знаешь, что? Иди ты в задницу со своими вопросами!"








Книгу читать порой просто страшно. И я понимаю, почему Аркадию Бабченко не хотелось всё это держать в себе и жить с этим каждый день, каждый час, каждое мгновение. Потому что с этим жить просто невозможно.
"Бритоголовых мальчишек, порой угрюмых, порой смешных, замордованных в казармах, со сломанными челюстями и отбитыми легкими, – нас гнали на войну и убивали сотнями. Ведь мы даже еще стрелять не умели, мы не могли убить человека – не знали, как это делать, и все, на что мы были способны, – это плакать и умирать. И мы умирали. Боевиков мы называли «дяденьки» и, когда они резали пленным глотки на блокпостах, просили: «Дяденьки, не убивайте… Ну пожалуйста… Ну не надо, что я вам сделал…» Нам так хотелось жить, поймите вы это, вы, толстомясые генералы в лампасах, которые гнали нас на эту бойню! Мы еще не видели жизнь и не знали ее запаха, но мы уже видели смерть. Мы знали, как пахнет загустелая кровь на полу вертолета в сорокаградусную жару, знали, что мясо на оторванной ноге становится черного цвета и что человек может сгореть в бензине полностью, остаются только кости. Мы знали, что тела раздуваются на жаре, и слышали, как воют ночами в развалинах обезумевшие псы. Слышали! И сами начинали выть, потому что умирать в восемнадцать лет – это так страшно!

Нас предали все, и мы умирали. Как и подобает настоящему пушечному мясу – молча и несправедливо"


Я бы заставила прочитать эту книгу всех, кто "хочет повторить" и всех, кто считает войну героическим событием.



И да, Бабченко жив! И Слава Богу.

Последние записи в журнале

  • По следам "Трёх мушкетёров"

    Я обожаю Париж. И каждый раз нахожу там что-то новое и интересное. А иногда я составляю для себя оригинальные маршруты. На этот раз я решила пройти…

  • Площадь Побед в Париже

    Париж - это город, где каждая улица, каждая площадь имеют свою историю. Иногда эта история общеизвестна. А иногда обычному туристу и невдомёк, чем же…

  • Ну как же здесь не рисовать?

    Наш автотрип по Нормандии занял всего шесть дней. Теперь я понимаю, что это непростительно мало. И тем больше желание ещё раз сюда вернуться. Мы…

  • Закрытый гештальт

    Сначала было нереализованное желание. Оно напоминало о себе каждый раз, когда я собиралась во Францию: "Ну вот, теперь то ты сюда приедешь?". И…

  • То, что не убивает нас, делает нас сильнее

    Именно эту фразу, что вынесена в заголовок рецензии, можно считать девизом жизни Джаннетт Уоллес. Её жизнь описана в книге "Замок из стекла",…

  • Мидуэй, как это было

    А не пойти ли нам сегодня на премьеру фильма "Мидуэй"? Подумали мы. И пошли. Забавно, что в зале мы были только вдвоём. Просто сидели в пустом зале…

promo gal_an july 6, 2013 11:00 40
Buy for 20 tokens
Сегодня и завтра все будут вспоминать Крымск. Трагедия произошла в ночь с 6 на 7 июля. Я помню, как утром в ленте твиттера увидела об этом сообщения, потом страшные видеоролики последствий затопления. Интервью властьимущих напрягали. Было видно, что ли изворачиваются и врут напропалую. Пострадавшие…